22 июня, ровно в 4 часа…

22 июня, ровно в 4 часа…

01

 

Двадцать второго июня,
Ровно в четыре часа
Киев бомбили, нам объявили
Что началася война.

 

Думаю, все знают слова этой песни, ставшей для Советского Союза знаковой. Так же, как всем известно, что 22 июня 1941 года войска вермахта перешли границу СССР, и началась Великая Отечественная война. Гитлеровская Германия напала на Сталинский Советский Союз. Сколько горя принесла эта война всему советскому народу, сколько судеб сломала – этого теперь уже никто точно не скажет. А про количество погибших граждан СССР в Великой Отечественной и подавно! Да и вообще, как прикажете их считать? Ведь люди одной национальности очень часто воевали по разные стороны баррикад. Русский стрелял в русского, украинец в украинца, француз во француза. На захваченных нацистами территориях оккупанты один этнос натравливали на другой. Доходило до полномасштабных войн в немецком тылу, как вот на Волыни в 1943 году между поляками и украинцами, да и еще снабжали оружием обе стороны. Лишь бы славяне побольше истребили друг друга. Ведь потом будет легче устанавливать здесь свой порядок и поселять немецкий колонистов. А партизанская война в тылу врага? Ведь против «красных» мстителей воевали свои же, русские, белорусы, украинцы. Вспомнить хотя бы Локотскую республику Каминского с его РОНА (русская освободительная народная армия, из которой впоследствии была создана дивизия СС «Рона»). А сколько национальных дивизий СС и подразделений поменьше было создано под конец войны нацистами – украинская («Галичина»),  две латышских, одна эстонская, русско-белорусская (это кроме «Рона»), хорватские, сербская, французская… Были татарские, восточно-тюркские (татары, азербайджанцы, караимы, башкиры), грузинские, армянские, французские и даже индийские бригады СС. Была еще 1 казачья дивизия фон Панвица, позже переформированная в корпус (где немаловажную роль играли «герои» гражданской войны Шкуро и Краснов). Казачков, кстати, гитлеровцы относили не к славянам, а к потомкам готов, то есть, к арийской нордической расе. Да и вообще, казаки всегда считали себя выше простых смертных, каких то крестьян, или рабочих и относились к ним пренебрежительно. Они казаки, и этим все сказано! Почитайте, хотя бы, на досуге шолоховский «Тихий Дон», где казаки себя русскими не считают! Они казаки! И в составе 15 кавалерийского казачьего корпуса СС были донские полки, кубанские, терские, сибирские, калмыки… А вспомните про РОА Власова.

В эту тему можно долго углубляться. Но у меня здесь другие цели. Пропагандистские клише, это, конечно, хорошо. Только вот давно уже пора признать, что та война расколола советский народ, но и одновременно объединила. Спаяла так, что никакой супостат его не мог одолеть! Даже при помощи сотен тысяч коллаборационистов и предателей. То была страшная война не только в смысле людских потерь, но и духовных. Люди метались с одной стороны на другую, и обратно, потому как не понимали, кто прав, а кто виноват? С одной стороны узурпатор Сталин, от которого наплакались за годы насильственной коллективизации и репрессий. С другой такой же узурпатор, только еще и захватчик, который считает славян унтерменьшами-недочеловеками и видит их исключительно в роли рабов для обслуживания будущих немецких хозяев. Кому верить? За кого воевать? За Родину! За свою землю умирали миллионы советских людей. Чтобы не топтала ее поганая нога немецких нацистов, их союзников -  итальянских фашистов Муссолини, румынских «железных гвардейцев» Антонеску, венгров Хорти, словаков, голландцев, скандинавов, фламандцев, французов, хорватов, испанцев… Почти вся Европа во главе с гитлеровской Германией пошла войной на Советский Союз. И наши деды выстояли, несмотря ни на что!

 

02

 

А помогал им в этом часто и футбол. Да, да, не удивляйтесь. В перерывах между боями, на переформированиях воинских подразделений, в госпиталях, и просто во время свободного времени наши деды и прадеды играли в футбол. Между собой, или вот взвод на взвод, рота на роту… Футбол помогал забыть солдатам красной армии все невзгоды, отдохнуть душой и телом и хоть на полтора часа вспомнить про мирную жизнь. Когда они были не сержантами, ефрейторами и рядовыми, а простыми рабочими, крестьянами, поварами, артистами, учителями, инженерами… Когда играли в футбол, то забывали про смерть, которая их караулила в каждом бою с врагами. Когда играли в футбол, то вспоминали своих родных и близких, которые остались там, вдали на родной земле. И если малая родина находилась пока что под сапогом оккупантов, то сердце кровью обливалось: «Быстрее бы в бой и погнать эту нацистскую погань прочь от родной хаты, от семьи!». Откуда мне сие ведомо? Так со слов солдат красной армии того времени, которые прошли войну от и до.

 

Для тех, кто не знает, сообщу страшный секрет, который в советские времена был известен всему свету. На просторах нашей необъятной Родины под гордым и грозным названием СССР очень любили праздновать всяческие юбилеи. Особенно, если они относились к «этапам большого пути». Тем, кто не в курсах, довожу до сведения, что так величаво назывались этапы становления советской страны, как мировой супердержавы. Сначала Великая Октябрьская социалистическая революция, потом гражданская война, далее борьба с разными недобитками и бандитами, коллективизация, индустриализация, Великая Отечественная война… В общем, вы поняли, уважаемые любители футбола. 

И вот в конце октября 1980 года пионерская организация нашего шибутного 5 класса откомандировала автора этих строчек для «снятия показаний» с очевидца событий осени 1920-го, связанных с боями на каховском плацдарме и дальнейшим штурмом Крыма и победой красной армии над «белым» «чёрным бароном» Врангелем. «Каховка, Каховка, родная винтовка, горячая пуля лети…», короче. Мало того, мне ещё предстояло дома обработать рассказанный материал, записать его в тетрадку и сделать перед своим классом доклад, посвящённый 60-летию разгрома врангелевцев и полному изгнанию «беляков» с наших земель, в канун октябрьских праздников.

 Скажу откровенно, ученики таких заданий не любили. Кому же охота после уроков вместо своего свободного времени заниматься подобной «ерундой»? Правильно. Таких мало найдётся. Ведь в сто раз лучше поиграть на улице с друзьями в войнушку, или в цурку. А если фильм хороший в клубе, так выпросить у родителей 10 копеек и рвануть в кино. Так нет же, нужно плестись до какого-то заслуженного ветерана домой, донимать его расспросами, да и ещё его домочадцев своим присутствием напрягать. А ведь они, домочадцы, тоже, небось, совсем недавно вернулись с работы. Устали на ней, аки ломовая лошадь. Дома ещё нужно и скотину в виде курей-уток-гусей-кабанчиков покормить, коров, у кого они в наличии, вместе с козами подоить и сенца им на ночь подбросить. Так что еле-еле сил хватает с хозяйством управиться. А тут какой-то пионер юный заявляется со своими расспросами. О каком отдыхе может идти речь, если чужой человек в доме? Его ведь нужно радушно принять, обстоятельно ответить на вопросы. Да и самим хазяям интересно, а как же дела у их визитёра в школе? Какие отметки ему ставят учителя в журнал. Только «4» и «5»? Это хорошо. Значит, правильным путём направляешься по жизни. Сейчас ведь времечко такое – без знаний ни туды, и ни сюды. Эпоха кибернетики и научно-технического прогресса, так сказать. Так что учись, дорогой наш пионер, набирайся ума-разума, разгрызай гранит науки и станешь большим человеком. Не даром ведь наш дорогой Владимир Ильич, который Ленин, говорил: «Учиться, учиться и ещё раз, учиться». А великий кормчий всего мирового пролетариата разную там ерунду молоть своим языком не будет!

Ну, а после задушевного разговора какая же настоящая господыня отпустит гостя без обильных угощений? И уйдёт пионер к себе на хату, наевшись от пуза, да и ещё гостинцев маме с папой да брательникам с сестрёнками полный куль приволокёт. Вот так вот. И не удивляйтесь. У нас на Херсонщине народ гостеприимный. И рад даже нежданным гостям. А то, что подобные визитёры хуже татарина, так это явно россияне придумали. Не иначе 200-летнее Иго дает о себе до сих пор знать.

Но всё же я долго напрягать своим присутствием соседей совсем не собирался. Надел белую пионерскую рубашку с эмблемой этой детско-юношеской организации на левом рукаве, навязал, как положено, красный галстук на шею, и буквально полетел через четыре хаты вверх по родной улице Будённого. Нет, я вовсе не горел желанием как можно быстрее встретиться со своей соседкой, матерью батиного друга и по совместительству кума дяди Коли Логвенко, больше известному в селе, как «Хеда». Просто ваш покорный слуга думал, что задам бабушке пару-тройку дежурных вопросиков, которые заранее составил дома, и рвану на полных парах на индийское кино. Всё бы так и произошло. Но…

Ожидая пенсионерку в зале, я краешком уха услышал, как она спрашивала у своего сына, мол, что же рассказывать Сашку, то, что было на самом деле, или то, что положено говорить? Всё. Пипец! После этого я потерял покой. Оказывается, не всё то, что нам говорят, есть правда! Вот оно как. Учтите, что историей автор этих строчек начал увлекаться ещё с детского сада. В общем, я тогда загорелся узнать только правду и решил любыми усилиями выведать у старушки, что же действительно происходило на наших землях осенью 1920 года. Но как я не изворачивался, какие вопросы с подвохом не задавал – всё напрасно! Соседка мне отвечала только то, что и так было известно с фильмов, или со страниц газет и многочисленных книг о гражданской войне. Новостью оказалось только то, что сам Будённый останавливался в родном селе и ночевал в хате именно на нашей улице. Отсюда и ёё название. Мало того, прославленный командир первой конной армии собственноручно подарил будёновку с остроконечной звездой будущему мужу моей собеседницы, Фёдору, который, впоследствии и стал отцом дяди Коли, и погиб на Курской дуге под Прохоровкой. Сгорел заживо в танке. Вот с тех самых времен я при любой возможности расспрашивал ветеранов из числа пенсионеров про годы их боевой молодости. И часто удавалось разговорить дедушек и бабушек, вызывая своими вопросами их на откровенность. Неоднократно для этих целей использовал винцо. Придешь так с бутылечком крепачка к ветерану войны. Он вмажет пару стаканчиков вместе с тобой, закусит, что есть на столе, и давай рассказывать про свои боевые заслуги. Так вот я хочу здесь кратко привести рассказ двух ветеранов.

 03

Мой односельчанин, Федор Логвенко сгорел в танке заживо в бою под Прохоровкой в 1943 году.

 

 

Разговаривал я с ними уже в начале 1990-х годов. Союз уже трещал по швам, но еще держался на плаву. Горбачевский «сухой закон» вроде бы никто и не отменял, но уже давно никто  не исполнял. Правда вот с пивом была напряженка. На этом и сыграл. Дед Петя был призван в красную армию весной 1939 года. Освобождал от польских панов Западную Украину. Говорит, люди их встречали как родных, с хлебом и солью и со слезами радости на глазах! А через два года эти же люди с такой же искренней радостью встречали и немцев. Это ж как нужно было достать местное население репрессиями, что у него так кардинально поменялось отношение к советской власти!

 04

Дед Петя служил в артиллерии. Но в соприкосновение с противником его часть так и не вступила. Пришлось отступать.

 05

Прятались по лесам. Местные жители подкармливали, чем могли. Хотя почти в каждой западноукраинской семье были пострадавшие от сталинских репрессий.

 

Так вот рядовой Петя служил как раз вблизи границы. Артиллеристом. 21 июня суббота. Вечером, после бани, солдаты смотрели фильм «Чапаев» и жили в предвкушении воскресения. Те, кто не шел с утра в увольнение, договорились между собой провести футбольный матч, взвод против взвода. Дед Петя говорит, что два часа после отбоя они с друзьями горячо, но тихонько, спорили, кто же завтра выйдет на поле в составе их команды. И вот не успели еще утихнуть споры, а довольные оттого, что удалось достичь договоренности солдатики закрыть свои глаза, как боевая тревога. В два часа ночи! «Это только так говорят, что война началась неожиданно, — огорошивал меня своими признаниями дед Петя, — все мы прекрасно знали. И то, что немец на нас скоро попрет. И то, что воевать мы будем на чужой территории и малой кровью. Постоянно готовились к этому, тренировались. Только вот не знали, когда именно немец полезет!». А он полез 22 июня. Правда, те позиции, которые заняло подразделение деда Пети агрессоры обошли. И пришлось выходить из окружения. Тяжелые орудия сразу при уходе с позиций пришлось вывести из строя, чтобы те не достались немцам, так как не было их чем транспортировать. А сорокопятки тянули на себе. Но тоже вскоре бросили. Человеческие силы, они ведь не беспредельны. Дед Петя говорил, что местные жители, живущие на фольварках, их не сдавали новой власти и подкармливали. Хотя почти каждая семья за два года сталинской «свободы» пострадала от репрессий со стороны НКВД. К своим вышли только в августе, растеряв по пути всю матчасть, так ни разу и не вступив в бой с противником!

 06

Обычная картина для июня 1941 года. Брошенная посреди дорог матчасть, которая так и не побывала в бою.

 

 

А вот дед Слава воевать начал с самого первого дня войны. Он был в своей части, которая дислоцировалась в Прибалтике, лучшим нападающим. Без футбола себя молодой парень не мыслил. Играл Вячеслав везде — в школе, когда учился от колхоза на водителя, в самом колхозе. А когда его призвали в красную армию в 1940 году, то и там нашел применение своему таланту. Говорил, что часто его футбол от несения тяжелой службы выручал. От нарядов там всяких, хозработ и так далее в этом плане. Что и неудивительно. В части, куда попал рядовой Слава, была сильная футбольная команда. И когда командир увидел, как новичок на поле на раз обводит по пять-шесть человек, моментально определил его в футболисты. Мол, будешь честь нашей части защищать. Играли почти каждую неделю. В основном с другими воинскими подразделениями по договоренности. Но, бывало, рубились и с местными. Литовцы все время проигрывали, и осень злились по этому поводу. «Как только победили, — говорил дед Слава, — тут же ноги в руки, прыг-скок в полутроку и деру! Не то бы нам уши надрали! Литовцев ведь в часть играть не позовешь, нельзя. Секретный объект. Вот и рубились с ними на пустыре за городком. А там как соберется человек сто-двести (это было такое любимое выражение у деда Славы, что означало – много), да как начнут нас материть по-русски, когда мы голы забивали. То только одна мысль: «Быстрее отыграть, и унести невредимыми ноги!». Начальство ведь за драки с местным населением по голове не погладит.

 Flugzeuge Heinkel He 111

Тоже обычная картина для утра 22 июня 1941 года. В небе немецкие стервятники из люфтваффе.

 08

Дед Слава вступил в бой уже утром 22 июня. Только вот не против вермахта, а местных «зеленых братьев».

 

 

С утра 22 июня 1941 года дед Слава сквозь сон услышал рев самолетов. А потом и дальние взрывы, тревога, стрельба из близлежащего леска по расположению их части. Вступили в бой. Догадывались, что немцы напали и думали, что это самолеты выбросили десант. Через два часа оказалось, что воевали с местными мужиками, многие из которых как раз и скрывались в лесах от сталинских репрессий. Прямо на глазах у деда Славы замертво упал при перебежке вратарь их команды. Говорит, хороший был парень и классный голкипер. А потом томительные дни отступления. Сначала за рулем полуторки. А когда НКВДисты силой отобрали машину, мол, для преследования шпионов нужно, и что есть силы погнали на ней на Восток, то пешкодралом (тоже любимое слово деда славы). А в футбол Вячеслав так уже и не играл. На третий день войны при бомбежке получил сильное осколочное ранение в правую ногу, и после излечения сильно хромал. «Эх, Саня, видел бы ты, как я в футбол играл! Это же очень очень (еще одно любимое выражение моего знакомого ветерана, что означало высшую степень восхищения)! У меня никто не мог мяч отобрать! Разве что только по ногам заедут. И то не всегда! Я ведь цепким парнем был, устойчивым. Крепко двумя ногами на нашей матушке-земле стоял!», — говорил он со слезами на глазах и наливал себе очередной стакан вина.

Это только два рассказа про годы войны людей, которые прошли сквозь ее лихолетие, но сохранили верность своей Родине и любовь к футболу. Честь им за это, и хвала! И пускай земля им будет пухом! Ведь оба моих знакомых умерли на исходе второго тысячелетия.

 09

22 июня 1941 года. Люди слушают обращение Молотова к советскому народу. Страна, наконец, узнала, что началась война.

 10

Которая принесла много горя людям.

 11

Футбол помогал отвлечься от тяжелых военных будней и был сродни празднику, напоминанием про мирные дни.

 

22 июня, 3.40 по киевскому времени.

Костенко Александр Александрович. 

Вы можете оставить комментарий.

Оставить комментарий