Юрий Власов vs Леонид Жаботинский – битва гигантов ХХ века!

Юрий Власов vs Леонид Жаботинский – битва гигантов ХХ века!

01

Про это противостояние в 1960-е года трубил весь мир! Власов против Жаботинского! Жаботинский против Власова! Два советско-украинских богатыря сошлись на одном помосте во время Олимпиады-1964 в Токио. Тяжелая атлетика, как известно, не является таким популярным видом спорта, как вот игры с мячом, или хотя бы спортивная гимнастика. Но именно борьба этих двух тяжеловесов стала событием номер один летних олимпийских игр в столице Японии. Об этом и пойдет речь в моем повествовании.

Двукратный олимпийский чемпион (1964, 1968) по тяжелой атлетике, чемпион мира (1964—1966, 1968), чемпион Европы (1966, 1968), пятикратный чемпион СССР (в 1964—1969), рекордсмен мира (1963—1970) и Заслуженный мастер спорта (1964) – Леонид Жаботинский напоминал мне сказочного украинского богатыря Котигорошко (если россияне не ведают, кто это такой, прочитайте одноимённую украинскую народную сказочку). Почему именно с ним, а не, скажем, с Ильей Муромцем, или Добрыней Никитичем? Да потому что я, пятилетний пацан, как раз читал сказку про этого самого Котигорошко, когда по телевидению на все лады воспевали спортивный подвиг знаменитого советского штангиста, выступавшего в супертяжелом весе, Леонида Жаботинского. Он после тяжёлой болезни смог вернуться в большой спорт. А это, скажу я вам, уважаемые читатели, требует колоссальной силы воли с изнурительными каждодневными тренировками. Причём великий спортсмен не просто снова вышел на помост, но и установил еще несколько мировых рекордов! И последний из них как раз и наблюдал в спортивных новостях по телику ваш покорный слуга в 1974 году. Тогда Жаботинский в рывке поднял над головой 183,5 килограмма. Даже сейчас немногие атлеты могут повторить это достижение почти 40-летней давности. Не даром ведь Леонид был кумиром юного Арнольда Шварценеггера. Возможно даже, что будущий Терминатор в молодости брал автограф у этого советского выдающегося тяжелоатлета, когда тот посещал Австрию по приглашению Курта Частки. Когда же Шварценеггер уже сам стал мировой знаменитостью, то последовал примеру своего предприимчивого земляка и также пригласил к себе в США кумира своей юности. Во время того визита Арнольд признался Жаботинскому: «С самого детства я за тебя болел. Даже во время токийской Олимпиады, хотя там выступали Шемански и Губнер (американские тяжелоатлеты – К.А.). За них тоже, конечно, переживал, но мне почему-то хотелось, чтобы выиграл ты…».

02

 

Жаботинский берет вес. Есть новый рекорд!

 

 

Но всё же основным соперником на той Олимпиаде 1964 года у Жаботинского был его соотечественник, уроженец Харькова, а значит тоже украинец (что приятно вдвойне), Юрий Власов. Японские газеты тогда захлёбывались от восторгов: «Если кто-то не видел поединка Власова и Жаботинского, то не видел Олимпиады». Так что же такого интересного произошло в том противостоянии, что в тяжелоатлетический зал «Сибуйя» при его вместительности в три тысячи человек желающих прорваться на соревнования было в десятки раз больше? Воздух так накалился от невиданного доселе ажиотажа, что им тяжело было дышать. Такого сумасшедшего интереса к состязаниям людей, поднимающих над головой штангу, пусть и не профессионалов, не было за всю историю тяжёлой атлетики. Ни до, ни после токийской Олимпиады.

После того, как молодой Юрий Власов в 1959-ом стремительно ворвался в тяжёлоатлетическую элиту, перекрыв тем самым дорогу знаменитому на то время Алексею Медведеву, первому советскому тяжеловесу, ставшего чемпионом мира по тяжёлой атлетике двумя годами раньше – парню не завидовал только ленивый. Партнёры по сборной проявляли ревность к его успехам, а чиновники, глубоко презираемые спортсменом, отвечали ему тем же. Все они только и выжидали удобного момента для травли неугодного им строптивца. Но Власов – молоток! Таких поводов своих недругам не предоставлял и штамповал победу за победой, рекорд за рекордом. А победителей, как известно, не судят. К токийской Олимпиаде 1964 года успехи Юрия, скажем так, набили всем оскомину и изрядно поднадоели. Ведь на чемпионатах Мира и Европы, а также Олимпийских играх в Риме-1960 ему не было равных. Впрочем, как и во всех внутренних соревнованиях, в которых Власов принимал участие. За пять лет своего безраздельного властвования на тяжелоатлетическом Олимпе конкуренцию ему могли составить разве что американцы, и Норберт Шемански в первую очередь. Тот самый, за которого будет болеть в Токио юный Шварценеггер. Но Власов никому не собирался уступать свою корону. Казалось, что король тяжёлой атлетики ещё долго будет восседать на своём троне. Казалось. На Олимпиаду в Японию Юрий приехал в качестве непререкаемого фаворита. И выиграл бы её, не сомневайтесь. Быть бы Власову двукратным олимпийским чемпионом, если бы не Леонид Жаботинский.

 03

 

Юрий Власов готов поднять рекордный вес.

 

 

К токийской Олимпиаде Жаботинского готовил Алексей Медведев. Да, да. Тот самый. Сброшенный Власовым с пьедестала в 1959-ом. Нужно ли говорить, как горел желанием бывший чемпион проделать со своим обидчиком то же самое. И если не лично, то при непосредственном участии собственной персоны, руками своего подопечного. Вообще, у меня сложилось такое впечатление, что лишить Власова титула наисильнейшего человека планеты стало идеей фикс для Медведева. Ведь это именно Власов лишил Медведева побед в самом его расцвете сил. А он так долго шёл к ним. Так что по завершению своих активных выступлений на помосте поверженный чемпион ударился в науку, и, готовя диссертацию, месяцами высиживал в зале ЦСКА (центральный спортивный клуб армии). Для чего, спросите? Медведев детально изучал Власова, который выступал за армейцев. Его характер и привычки, его тренировки. Только так, зная сильные и слабые стороны соперника, и можно было свергнуть короля с престола. Того же жаждал и Жаботинский, подававший большие надежды в тяжёлой атлетике. Как любил говорить первый и последний Президент СССР — Михаил Горбачёв, в этом вопросе тренер и атлет достигли полного консенсуса. Первый жаждал собственными глазами увидеть, как низвергается с вершин его обидчик, второй – рвался занять место поверженного соперника. Оба эти человека шли в одной «связке» и были «скованные одной цепью, связанные одной целью» — как пел в перестроечные времена Бутусов из уже легендарной группы «Наутилус помпилиус». Тренер и спортсмен тщательно разработали план достижения своей общей победы и неукоснительно его придерживались.

Многие исследователи противостояния Власов — Жаботинский сходятся во мнении, что последний в Токио вёл себя заносчиво, буквально на грани грубости. Мол, приходил наглый Леонид безо всякого зазрения совести на тренировки к Юрию, садился и буравил насмешливым взглядом своего соперника. А ещё во всеуслышание заявлял, что когда закончит выступать, то будет писать романы. Это такая колкость в сторону Власова. И вообще  говорил внутри команды: «Выжму 190 — и Власову дальше конец». Вот такой он, этот Жаботинский, редиска. Только вот лично я в подобных действиях не вижу никакого криминала. То, что приходил на тренировки  — так изучал своего главного конкурента на звание олимпийского чемпиона. Да и за насмешкой Леонид Иванович мог прятать своё волнение и беспокойство относительно позитивного для него исхода. Очень уж мощно выглядел Власов. А что плохого в том, что парень хотел после завершения спортивной карьеры заняться писательством? Тем более что литературной деятельностью занимался как раз Юрий Петрович Власов. Ещё в 1959-ом он печатает очерки и рассказы. А немного погодя и вообще стал лауреатом второй премии конкурса на лучший спортивный рассказ 1961 года. Интересно, что  организаторы того конкурса — редакция газеты «Советский спорт» и Московское отделение Союза писателей,  первую премию не присудили никому. Не удивляйтесь, бывало в Союзе и такое. Просто комиссия из всех претендентов на победу в конкурсе посчитала, что никто из авторов, приславших на него свои работы, не достоин первого места. Не оказалось среди соискателей на главный приз того, чьё произведение соответствовало высокому идеалу советского спортивного слова, и всё тут. Ну что тут поделаешь!?

Тем не менее, на чемпионат мира и Европы 1962 года в Будапешт Власов отправился не только отстаивать свои титулы, но и в качестве журналиста. Интересно, а не потому ли Юрий Петрович с таким трудом выиграл те соревнования, опередив американца Норберта Шемански всего на два с половиной кило? Ведь, как известно, невозможно выполнять одинаково качественно две работы одновременно. И всё же Власов тогда в Венгрии погнался за двумя зайцами, и поймал обеих. А через два года, аккурат накануне Олимпиады в Токио, вышла первая его книга — сборник рассказов «Себя преодолеть». Так может Жаботинский, намекая, что тоже намерен заняться написанием книг, хотел таким образом вывести Власова из равновесия? Мол, мы тоже не пальцем деланные и кое-что, да и умеем? Странный, я скажу, способ этого достичь. Да и не думаю, что опытнейший многократный чемпион обращал особое внимание на риторику своего оппонента. Мало ли что может сказать молодой парень, тем более что ничего такого из рамок вон выходящего Жаботинский не говорил. Сейчас, он, накануне поединков, профессиональные боксёры такое гониво друг на друга устраивают – просто уши вянут! Так что с того? Просто так заведено. Мы ведь живём в свободном мире и имеем право выражать свою точку зрения, не жалея никаких эпитетов. А вот какие слова при этом употреблять – зависит от воспитания человека. Но всё же от простого содрогания воздуха мало толку. Как известно, в спорте всё решается в противостояниях на поле, ринге, площадке, помосте.

Для неосведомлённых сообщу, что в те времена победителя в соревнованиях по тяжёлой атлетике определяли по сумме троеборья – жиме, толчке и рывке. Вскоре жим отменили. Но то будет позже. А пока, вернёмся в переполненный тяжёлоатлетический зал «Сибайя» на Олимпийские игры 1964 года в Токио. Претендентов на победу в самом престижном тяжёлом весе было четверо. Но всё же сорокалетний (!) американец  Норберт Шемански и его совсем молоденький соотечественник Гэри Губнер хоть и напрягали всю мышечную массу своих атлетических тел – против советских богатырей с украинскими корнями им было противостоять тяжеловато. А вот между Власовым и Жаботинским развернулась захватывающая борьба, ради которой, собственно, и пытались брать штурмом  «Сибайю» десятки тысяч любителей спорта. Им хотелось стать свидетелями противостояния двух советских атлетов, чтобы спустя годы с гордостью говорить своим потомкам: «Я собственными глазами видел, как Жаботинский одолел самого Власова! Не верите? Да чтоб мне провалиться на этом самом месте!». А таких везунчиков оказалось всего три тысячи. Хотя возможно организаторы Олимпиады всё же сжалились над людьми и пропустили ещё полторы-две тысчёнки  — места в проходах да на ступеньках ведь хватает. Но не думаю. В Союзе такое было возможно, даже в «цивилизованном западном мире», но не в Японии.

Так вот те, кому посчастливилось всё же увидеть бой между Власовым и Жаботинским – не пожалели. Американцы начали соревнования неважно. Губнер выжимает 175 килограммов, более опытный Шемански – 180. Ха-ха, и ещё раз — Ха! Разве это вес для украинских «Котигорошков»? Жаботинский со второй попытки зафиксировал над головой 187 с половиной кг, а Власов, тот вообще с этого веса только начал! Закончил же фаворит упражнение с новым мировым рекордом – 197,5! Так что, Америка, накось, выкуси! Знай наших! А они продолжали борьбу между собой.

04

 

Юрий Власов что-то высказывает Леониду Жаботинскому на олимпийском пьедестале в Токио-1964. И явно что-то нелицеприятное.

 

 

У Жаботинского собственный вес 154,4 кг против 136,4 кг у Власова. Это значило, что отыгрывать Леониду нужно не десять кило, а на два с половиной больше. Ничего, это не смертельно. А далее был рывок (если кто забыл – упражнение такое из троеборья в тяжёлой атлетике), и непонятная возня чемпиона среди чемпионов с весом 162 с половиной килограмма. Две первые попытки были им провалены. Как позже писал в своей книгу тренер Жаботинского, Алексей Медведев – его подопечный в этот драматический момент подошёл к Власову, как мог успокоил своего товарища по команде и указал на допущенные ошибки. Те писаки, которые по каким то причинам не любят Жаботинского и превозносят Власова — напрочь отметают подобное развитие событий. Мол, это чистой воды вымысел и не было такого, потому что не могло быть никогда! Почему? Да потому что такой благородный поступок никак не вяжется ни с характером прагматичного Лёньки, уроженца села Успенка, что в Краснопольском районе Сумской области, ни с логикой борьбы! Сами подумайте, разве мог человек, который спал и видел, как бы занять место Власова на тяжёлоатлетическом Олимпе, вот так запросто подойти к нему на главном соревновании четырёхлетия мирового значения и в чём-то помочь? Бред сивой кобылы! Да и как человек, Жаботинский напоминает ту зловонную субстанцию, которая выходит у людей после переваривания ими пищи с заднего прохода. Он не ведал, что такое честь и прекрасно с этим жил. Перед начальством, вон, всегда жестко ставил вопросы о жилплощади и автомобилях. Поговаривают, что «на приеме у министра обороны Гречко Жаботинский якобы в шутку обратил внимание товарища маршала, что на таких широких плечах лежат всего четыре маленькие звездочки, и покидал прием уже не капитаном — майором». Наверняка написавший это в своей статье «Ход Жаботинского» Валерий Сарычев под словом «якобы» имел в виду, что не шутил тогда тяжелоатлет. Совсем не шутил, такой-сякой бяка. Да и в штангистской среде его за глаза называли Жабой, а «Запорожские штангисты, помнившие тяжа по временам, когда тот приходил на тренировки с сеткой-авоськой, в которой покачивались штангетки и растянутое в коленях трико, поражались стремительности, с которой Леня в последнее время стал превращаться в Леонид-Иваныча». Это выдержка из вышеупомянутого опуса Валерия Сарычева, помещённом в Интернете на сетевом сообществе любителей натуральной качки, пропагандирующей спорт без стероидов, под названием «IronMine». Сарычев и ему подобные почему-то хронически не переваривают весельчака Жаботинского и всячески превозносят Власова. Ведь Юрий Петрович весь такой романтически-возвышенный с мечтами о высокой литературе. Он был лоялен к коммунистическому режиму и очень трепетно относился к понятию «Родина». И вообще Власов весь такой правильный, белый и пушистый. Это и неудивительно. Ведь такие позитивные черты закладываются в человека с детства его родителями. А они у многократного чемпиона что надо. Отец — разведчик, журналист и дипломат, специалист по Китаю. А мама – заведующая библиотекой. Они и дали своему сыну соответствующее культурное интеллигентное воспитание. В отличие от родителей Жаботинского.

Как по мне, такие утверждения «вшивой интеллигенции» (это я о некоторых журналистах, хотя в данном случае кавычки можно было и не ставить), которые ещё с царских времён привыкли «под вальсы Шуберта и хруст французской булки» развлекаться с дамами, в то время как простой люд горбатился на них, немногого стоят. И Власов, и Жаботинский величайшие спортсмены своей эпохи. А насчёт человеческих качеств – так лично я с ними не общался, и не имею права кого-то из них в этом плане осуждать. Жаботинского, например, считали весельчаком. Так что вполне возможно на приёме у всесильного министра обороны он и пошутил на счёт маленьких звёзд на своих широких плечах. Если такое вообще было, кончено. Да и не вижу ничего плохого в том, что человек выбивает себе через своих начальников какие-то блага для улучшения своей жизни. И если Власов подобного не делал, значит, ему не нужно было. Кто знает, может, его всё в этой жизни на тот момент устраивало? Он пять лет купается в лучах славы. На открытиях Олимпийских игр в Риме-1960 и Токио-1964 Юрий Петрович с красным знаменем нашей советской Отчизны возглавлял шествие сборной СССР. Это говорило о том, что его уважали в команде и считали самым достойным среди всех! Наверняка от подобного признания голова у чемпиона немножечко закружилась, и он возомнил себя непобедимым. Иначе чем объяснить его четвёртый, уже дополнительный, подход в рывке на токийской Олимпиаде, в котором он установил мировой рекорд – 172,5 кг? Тем, что «Власов против неубедительных, оставляющих вопросы побед», как утверждают его апологеты типа Сарычева (ничего не имею лично против этого человека), или обыкновенным пижонством, желанием как можно круче «рисонуться»? Ведь дополнительный подход не шёл в зачёт троеборья. Действующий чемпион взял в рывке 162,5 кг с третьей попытки, как раз после совета Жаботинского (снова же, если это было на самом деле). А сам Жаботинский опередил своего конкурента на пять кило. Зачем рвать жилы в ненужном подходе, когда ещё вся борьба впереди? Рано поверил в свой окончательный успех? Но ведь даже те люди, которые не скрывают своих антипатий к Жаботинскому, признают, что он был не бесталанным, а его техника была близка к совершенству. А затем, чтобы указать на место «зарвавшемуся» сопернику. Мол, я – Власов, величина, а ты, Жаботинский – и будешь оставаться только претендентом. Это моё личное мнение и я его никому не навязываю. Но если я прав – то Власов глубоко ошибался. До его свержения оставалось совсем немного времени.

«Перед последним упражнением они стояли за сценой, два соперника из одной команды. Все видели, что Власов на голову сильнее. Потерявший нахрап, смиренный Жаботинский предложил расписать очки: «Сделаем по одному подходу на 200 для зачета — и финиш!». Так ведут себя те, кто сломлен. И Власов окончательно решил: соперник сдался, треснул. Ответил отказом: это его последнее выступление, и он будет клепать все по плану. Он уже накрыл два рекорда — может, поддастся и этот, толчковый. Жаботинский изменил свой начальный подход с 205 на 200 кг. Власов принял это как окончательный отказ от борьбы…». Более красочно, чем вышеупомянутый Сарычев в статье «Ход Жаботинского» то противостояние перед наступлением мировой спортивной сенсации и не опишешь. Жаботинский, кстати, не тех соревнованиях действительно сделал феноменальный ход. «Всем своим видом я демонстрировал, что отказываюсь от борьбы за „золото“ и даже снизил начальный вес. Власов, почувствовав себя хозяином помоста, ринулся покорять рекорды и… срезался» — так немного погодя комментировал ход борьбы сам Леонид Иванович. Его соперник сначала толкает 205, потом – 210 кг. С этим результатом Власов уже чемпион. Двукратный олимпийский. Наверняка 28-летний мужчина в полном расцвете сил видел себя на высшей ступеньке пьедестала, а на своей шеё очередную «золотую» медаль.

Тем временем вес штанги был установлен выше мирового рекорда — 217,5 кг. Жаботинский в своём втором подходе еле отрывает такой вес от пола. Ещё бы. Ведь ни на соревнованиях, да и по сведениям знающих людей, ни на тренировках он к нему и близко не приближался. А Власов в своей последней попытке решил покорить очередной рекорд. Но неудачно. Ничего. Всё равно – он чемпион! «Я уходил с помоста опустошенный борьбой, немного раздосадованный, но, в общем, довольный. Навстречу поднимался Жаботинский. И потом случилось то, чего я не ожидал. Он взял вес, который сразу вывел его на первое место. Откуда эта перемена? Откуда этот взрыв силы?.. Как я проглядел эту перемену? Однако у меня уже не было подходов для ответа» — писал потом сам Власов. Его объегорили, как пацана. Он попался на собственном самолюбии. Ведь Леонид Иванович специально провалил свой второй подход, показывая сопернику мнимую слабость. «Остается дежурная попытка Жаботинского — теперь уже последняя. Для Власова — чистейшей воды авантюра. Жаботинский с рычанием сбрасывает плед. Власов видел, как он переглянулся с Медведевым, как рванулся к лестнице — всего пять ступенек на сцену. Что-то в его жестах, поведении насторожило. Власов с тревогой впился взглядом в штангу. Она у него на груди! Он встает! Штанга на вытянутых руках!! И крик Медведева: «Он же олимпийский чемпион!»…» (В.Сарычев. «Ход Жаботинского»). Да-а-а. Точно говорил многократный рекордсмен по прыжкам в высоту с шестом Сергей Бубка: « Если есть шанс у соперника – ты ещё не выиграл. А если у тебя есть шанс – то ты ещё не проиграл». Что не говорите, а слова пророческие. Жаль, что легендарный украинский спортсмен их произнёс гораздо позже вышеизложенных событий. Не то бы интеллектуал Власов такое крылатое выражение, претендующее на вечность, запомнил навсегда. Может, держа в своей голове эту аксиому, озвученную Бубкой, Юрий Петрович стал бы олимпийским чемпионом Токио и продолжал и дальше бить всевозможные рекорды на каждом соревновании, в которых он принимал участие. Но… Сергей Бубка начал поражать мир своими рекордами только с 1985 года, а в 1964-ом на Олимпиаде в Токио Власов сенсационно проигрывает Жаботинскому.

05

 

Есть победа! Леонид Жаботинский празднует свой успех.

 

 

А какой сумасшедший резонанс имело это событие! Многолетний чемпион, позиции которого казались незыблемыми, как скала, в одночасье рухнул с Олимпа, чтобы на него никогда не возвратиться. «Два сильнейших человека России — Никита Хрущёв и Юрий Власов — пали почти в один день» — писала одна из японских газет. 14 октября 1964 года, за четыре дня до вышеизложенных событий, власть в Советском Союзе поменялась. И возомнившего себя всесильным Хрущёва сменил на её вершине весельчак и балагур Брежнев. Ну, прямо как в случае с Власовым и Жаботинским. Причём один в один. Правда, новый чемпион не стал таким популярным в народе, как его знаменитый предшественник, штамповавший рекорд за рекордом. И всё же Жаботинский превзошёл достижения Власова в одном, но важном аспекте. На Олимпиаде-1968 в Мехико ему не было равных, и он стал двукратным чемпионом Игр. Правда, впервые в истории Олимпиад победитель показал результат, уступающий по килограммам его предыдущей виктории в Токио-64 (572 кг против 577,5). Но данный факт никоим образом не омрачит радости триумфатора.

06

 

Юрий Власов усиленно тренируется.

 

 

А что же Власов, спросите вы? После своего фиаско в Японии он отказался от активных тренировок. Наверное, не смог перенести такого унижения своего «я». Хотя, кто его знает? Возраст под «тридцатку» уже поджимал. Правда, это не помешало бывшему чемпиону чемпионов из-за финансовых проблем возобновить тренировки в 1966 году, чтобы получить 850 рублей (огромную на то время сумму) за свой последний мировой рекорд, установленный 15 апреля 1967 года на чемпионате Москвы. А в 1968-ом великий тяжелоатлет официально уйдёт из большого спорта. Теперь уже окончательно. Перефразируя популярную песенку первой половины 70-х годов ХХ века — «Скоро станет он седым и старым, уйдёт на пенсию писать свои он мемуары». Но ещё в зените славы, аккурат в 1963 году, Власов принял приглашение Курта Частки на традиционный праздник австрийской газеты «Фолькстимме». Но об этом, и вообще о том, как Курт Частка советских спортсменов по гастролям возил по своей родной Австрии, в следующем материале.

 

P.S.

07

Друзья-соперники, которые прославили советский спорт, тяжелоатлеты украинцы Юрий Власов и Леонид Жаботинский.

Основной текст 2011. Добавления-исправления 3-4 апреля 2014.

 

Материал из авторского сайта на

Вы можете оставить комментарий.

Оставить комментарий